Moscow Flower Show 2018. Часть 2

Во второй части прогулки по Moscow Flower Show 2018 мы узнаем, кто разбрасывает камни в японском саду, как плетутся соломенные скульптуры и что делали в московских парках веселые чайницы.

    • Эта пещера вполне могла бы украсить участок Платонцевых. Зеркальные стены, таинственный лес, и хранители снов на крыше – тоже портал в царство Морфея. Но уже в исполнении ландшафтных дизайнеров Дианы Кравченко и Эвелины Разевской.

       

       

      Для фестиваля Moscow Flower Show 2018, который проходит в Москве каждое лето, они создали сад с березовой рощей у ручья и увитый лианами грот, который получился вовсе не декоративным. Конструкция из металлокаркаса выдерживает двухсоткилограмовые ивы на крыше. И суровые подмосковные зимы по расчетам авторов легко перенесет.

       

       

      Это специальная пена, которая используется для утепления фасадов. Необычную фактуру она приобретает за счет эффекта расширения – такая пена дает расширение до 40 раз! От внешнего воздействия её защищают фасадные краски, так что авторам проекта удалось получить замечательный совокупный эффект. Во-первых, внешний. А во-вторых, внутренний, защитив пространство пещеры от температурных изменений. Когда на улице жарко, внутри будет прохладно, и наоборот.

       

       

      Следующий сад получился благодаря прогулке. Унылый вид павильона цветоводства на ВДНХ вдохновил Оксану Хлебородову на проект с прудом и холмом. Самое высокое место заняла уникальная черная береза. Вокруг будто бы естественный цветник с тысячелистником, ромашками и злаками. А по периметру можжевельники, горные сосны и кремлевские елки на фоне стены из травертина, как и сам павильон.

       

       

      Оксана Хлебородова, ландшафтный дизайнер: «Территория у этого павильона просто шикарная. Там удивительная архитектура с замечательными водоемами, которые, сколько я  себя помню, всё время стояли без воды. И вот мы  сделали эти павильоны с кувшинками и прекрасной коллекцией нимфеи. И кроме этого водоёма у нас большая территория с большими хвойными растениями, потому что ВДНХ всегда славилась такими крупными экземплярами».

       

       

      Эффектными акцентами сада стали можжевельники. В обычном состоянии это стелющиеся растения, но дизайнер приподняла их на бамбуковые опоры, благодаря чему можжевельник при росте получил вертикальный силуэт с характерными «мягкими лапами».

       

       

      А это уже уголок парка Сокольники от Марии Кордубаевой. Копия входной группы – образец сталинского ампира. Пышные розарии, которыми издавна славился парк, Мария плавно перевела в будто бы лесной сад. Багеты – намек на художников, которые искали вдохновение в парке. Среди них был, кстати, Левитан.

       

       

      В центре композиции – стол с самоваром – своеобразная ретроспектива. Ведь в 70х годах XIX века парк Сокольники славился своими чайными кабинетами. Гости парка приходили со  своими угощениями, а владельцы чайных обеспечивали их самоваром и чаем.

       

       

      На фоне роз ярко выделяются корзины с овощами. Салатные реки, салатные берега, салатные стены и даже шляпы из пышного салата. Создатели этого сада не стали ни замахиваться на большие площади – он уместится даже на балконе или крыше. Ни претендовать на разнообразие – взяли салат, смешали с салатом и показали, что оазис может быть очень практичным решением.

       

       

      Сергей Семенов, специалист по культуре салата: «Здесь можно видеть, что растение в маленьком горшке и корни находятся в растворе – такая система позволяет получить салат самого высокого качества без использования химических средств защиты растений. Здесь салат выращен в торфе в горшках, как обычный комнатный цветок. Также можно использовать гидропонный горшок, в который раствор либо подается капельницами, либо каким-то образом циркулирует по желобам».

       

       

      В саду Мэлса Геворгяна вообще не было посажено ни одного растения. Зато появился целый скотный двор с полюбившейся посетителям коровой и героем множества фотографий – небольшим барашком.

       

       

      По соседству с фермой – немного городских, извечный спор – подпорченных или украшенных? – граффити пейзажей. Платья для модниц и дамы, которых можно обнимать на глазах у жен.

       

      Даже для скульптора, который привык экспериментировать с материалами сено оказалась довольно капризным. Совет профи: чтобы сваять нечто подобное нужен помощник, моток бичевки и любой близкий к формам животного каркас.

       

       

      В японском саду «сэкитэй» главные герои и вовсе камни. Вместо газона – дробленые в крошку, образующие символ океана. А неотесанные и, казалось бы хотично разбросанные, на самом деле расположены четко по правилам концепции дзен-буддизма – эти камни символизируют горы или острова.

       

       

      Василий Корбут, дизайнер японских садов: «Это изображается прибой, волны прибоя. Дальше с переходом в основной сад, во внутренний сад  ставятся водные колонки и ритуальная чаша Цукубай. К  ней обязательно нужно наклониться и произвести ритуальное омовение рук – как бы очистить свои мысли от городской суеты».  

       

       

      Важный элемент японского сада – запирающий камень, который меняет направление движения по дорожкам. Он кладется на разветвлении, запирая одно из направлений, тем самым направляя гостей в другую часть сада.

       

       

      На дорожках фестиваля, гостей, к счастью, не ожидало никаких камней. Все можно было рассмотреть, опробовать и даже выпытать секреты у авторов. Так что салатные шляпы, соломенные скульптуры, японские камни и оригинальные цветники наверняка внесут разнообразие в подмосковные дачные ландшафты.

       

Наверх
  • Рейтинг: 10.00
  • Голосов: 1
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад